Что можем мы сделать, чтобы прикоснуться к желанию и подняться на один из семитысячников, помимо работы над физическими нагрузками и скоротая дни на пролет с мыслями о той великой, которая оставалась белым пятном и настойчиво привлекала путешественников-исследователей различных научных направлений с 1928 года?

- МНЕ СТРАШНО! - утвердительно говорила я в палатке после отбоя и перед штурмом во второй базовый лагерь с 4 500м.

Сердце так билось только от детских воспоминаний, когда мы скользили на машине "Волга" на Кавказе по ледяной горе прямиком в обрыв. И почему я это все вспоминаю ? Столько времени прошло с детских воспоминаний и чудо, которое все-таки остановило этот "машинный танк" перед обрывом. В ту самую ночь перед большими действиями ничего не предвещало всех этих воспоминаний и горячего сердца, несмотря что на улице было около ноля или ниже. Хотелось вылезти из спальника, вдохнуть воздуха, который был как дефицит молока в советское время и покончить с этим раз и навсегда. Когда я твердо решила, что страх сидит глубоко и сильнее желания, в 04:00 я объявила об этом своей команде. 

Не оставшись одной в БЛ1 , а в команде сильного Романа К. мы сделали несколько хороших маршрутов - акклиматизация на пик Юхина 5200м и обратно, до озер, образовавшихся от ледника пика Юхина с северной его части. И скажу я Вам, что это было тоже не просто как может показаться. Ну уж привыкла я все оценивать, смотреть влево, вправо, понимать опасность и как оказалось, принимать эту опасность. Это как осел, вот стоит он перед мостиком и никак ему не перейти. Слева козья тропа, сверху сыпятся камушки, в ногах тяжесть рюкзака, в голове, что - "Нет, 350 метров наверно здесь не пролетишь как 2 недели назад на Эльбрусе"

Задается вопрос: А зачем я все-таки решилась ехать после хорошего сигнала на Кавказе к Памирским ледникам?

Что-то людям доказать? Нет. Решив не откладывать страх в пережитое взрослой девочкой, пойти к горе.

По совету друга, я попыталась поговорить с горой... Нет, не договориться, а узнать как и примет ли вообще она меня... Каждый раз когда пыталась уединиться, меня звали то на ужин, то на завтрак или заняться чем-то по лагерю или съиграть в еще одну партию картишек.

Были и девушки, которым удалось поднять чуть выше второго лагеря (6 500 м) и я видела эти опухшие лица от недостатка кислорода в крови, когда они возвращались на отдых в БЛ1 - на курорт) Подбадривая каждую и каждого я говорила, что вы уже победители и приглашала вместе с Ромкой отведать горячего супа на кухню.

Лиля, говорит, что вспоминала моё "Ребята, мне СТРАШНО" неоднократно. Я чувствовала, что было внутри Анюты, которая на рассвете перед выходом обняла меня и что-то сказала - я ничего не поняла, но только почувствовала ее внутренний страх со словами "ЗАЧЕМ я это ДЕЛАЮ?"

Уже по возвращению ребят, мои представления о козьих ледяных тропах с пропастью до Лагеря 2 переросли в рассказы о нескончаемом подъеме от БЛ1 до БЛ2. Казалось что постоянный подъем никогда не кончился и чертовы палакти никогда не покажутся рядом с ногами... Все кто, идет выше Лагеря 2 оставляют мусор в надежде, что спускаясь с вершины или лагеря 3 заберут и спустят вниз. Но нет. По словам ребят такого бардака из за неунесенного с собой мусора нет ни в одной Африканской стране)) куча мусора на леднике, а портеры с лошадками туда никак. Кушать на такой высоте не хотелось, только бы быстрее, только бы бай Бог... И как без приключений от погоды?! Заметенные следы, ветер и мороз - 10 (а по ощущениям - 20), позволило из 16 членам нашего восхождения 1 человеку - инструктору поднять наверх на самое плато к бюсту Ленина (фото есть).

Упакованными рюкзаками, чуть в грустными лицами, мы сели в две маршрутки и поехали в г. Ош.
По дороге было много времени на поспать, отдохнуть, но ни первого ни второго не приходило в голову, даже плов с бараниной, который так хотел мой животик, не мог сбить с мысли, почему же я не договорилась с горой?!

И тут мысль, что Гора сама решила, достоин ли ты подъема или нет. Хочу ли я этого так сильно ?! А самое важное, в ту самую ночь я слышала ее... мое сердце билось, горело... она чувствовала мою напуганную душу.

Все прояснилось, что «не в этот раз». Я это приняла. Работать и еще раз, работать. 

Участница восхождения на Пик Ленина с 14 по 29 августа 2017 года Алёна Шевченко.