3 июля 9:21 по Иркутску

Сборы – это, наверное, то самое время, за которое можно получить минусы в карму, перебирая шуршащие пакеты, особенно когда на соседней полке спит бугай.

Сейчас пейзаж за окном сменился на гористую местность с преобладанием хвойных лесов, более свойственных этому краю. Кажется, что изумрудный покров тянется до самого горизонта и, наверное, это, действительно, так.

Голубая туманная дымка придает свое очарование и дикость живописным местам. На некоторых участках можно разглядеть острые иголки – пепелища, служащие напоминанием о пожарах прошлых лет. Каждый год сотни гектаров леса уничтожает огонь, забирая с собой многолетнюю историю. Верховой пожар поражает до 70 км в сутки. Основная причина пожара – халатность и вырубка леса, которую пытаются скрыть огнём.

Помню, в походе на Хамар-Дабан мы встречали волонтеров, которые благоустраивали парк. Деревянные мосты, новые протоптанные тропы, уборка мусора – всё это заслуги ребят, которые стараются сохранить дорогие их сердцу места.

Проезжаем заброшенный поселок, примерно в 12:55 местного. Город-призрак, где, по рассказам, живет три человека, обслуживающих станцию. Байкало-Амурская магистраль является началом жизни для многих станций, которые стали городами и поселками. В конце девяностых, некоторые станции закрыли, связано это с перестройкой. Поэтому постепенно жизнь в них сошла на нет. И чем дальше ты едешь, тем больше «призраков» можно встретить.

4 -16 июля. Поход по Байкальскому хребту

1 день. Знакомство и начало путешествия

4 июля Первая ночь. Река Горемыка, 23:40

Встретились в Северобайкальске с остальными членами группы. Так получилось, что с Анной и Олегом мы ехали в одном вагоне и узнали, что идём в один поход, буквально, под рюкзаками.

Дальше оказалось, что ящик Пандоры или сумка с огромным количеством еды (75 кг) предназначена теперь для семи, а не для восьми человек.

В общем, раскидали продукты, облились репеллентами с головы до ног, вышли на маршрут в районе четырех. Нас подбросили водители, которые гнали, наверное, под сто двадцать, попутно показывая местные достопримечательности. Доехали мы с ветерком.

– Сколько ты весишь?

– В районе шестидесяти.

– После похода будешь все пятьдесят. – Засмеялись они. – Вот люди пошли, тащат еду в гору, чтобы потом съесть, еще с такими тяжелыми рюкзаками. Ну не странные ли они. – Сказали с улыбкой. Слова про вес оказались частично правдивыми, но об этом чуть позже.

Мы шли по деревянному мосту и, начиная с этой точки, комарам не было конца! Просто тучи-тучище маленьких кровопийц атакующие незащищенные участки тела. Вот она, фауна этого места.

Байкальский, мы идем к тебе!

Первые метры идешь и чувствуешь себя осликом, нагруженным добавочными 6,5 килограммами общественного снаряжения. Ослик также идет, качается, сгибаясь на ходу. А потом ты смотришь на Сережу с его Татонкой 120+15 литров (марка рюкзака), где может поместится два с половиной Сережи по частям и думаешь, что все не так уж плохо.

Впереди открывается прекрасная поляна, где трактор заканчивает вечерние работы. Голубые горы виднеются вдалеке. Байкальский хребет постепенно приоткрывает завесу своей красоты и силы.

Первый брод проходит на «ура». Вода приятная, ноги ощущают невероятную прохладу и совсем не хотят обратно в кроссовки.

Постепенно знакомимся друг с другом, начиная с шуток и заканчивая историями из жизни. Рядом идёт Аня, заядлая скалолазка и путешественница, жена Лёши – нашего руководителя, который также занимается альпинизмом. Позади Стас, достающий камеру при удобном моменте. Посерединке Анна и Олег, сплавщики, для которых пеший поход впервые. Замыкает Сережа, знакомящийся с походной жизнью с рюкзаком больше его, сумкой-холодильником и спальником на карабине.

Группа туристов из Екатеринбурга, Барнаула и Орла ставит лагерь у реки Горемыка. У всех остались пожитки с поезда, а это значит, начался вечер деликатесов! Рис с мясом, чай и вкусняшки, костер – вечер знакомств для людей из разных концов страны.

Маршрут, как рассказал Лёша, является авторским и пролегает отдельно от популярных мест, что делает его уникальным. Возможны встречи с медведями, поскольку пойдем охотничьими тропами основную часть похода, поэтому парням раздают фальшфаеры, которые могут обезопасить при неожиданной встрече.

Медведи сами не пойдут к людям, заверяет нас руководитель. Надо предупреждать о своем присутствии и том, что входишь на его территорию с помощью криков, свистков и металлических звуков, тогда вероятность встречи можно снизить к минимуму.

Впереди 13 дней, 12 ночей невероятного приключения и открытий, которые для каждого из нас станут ответом на вопрос «Для чего мы ходим в горы».

2 день. Испытание жарой и комарами

обед у брода р. Горемыка 13:30 по Ирк

В тайге рассвет наступает очень рано. Кажется, что накрапывает дождь, но нет, это стучатся в палатку комары. Сегодня предстоит жаркий день и на погоду, и на события.

Мой сосед по палатке встал ни свет, ни заря, и, наверное, сделал сотни живописных кадров до того, как приступил к дежурству. На завтрак Аня и Стас, дежурившие сегодня, приготовили геркулес с сухофруктами на сухом молоке. Было очень вкусно!

В 9:15 выход на маршрут вдоль реки Горемыка. Как отмечали позже, река Горемыка имеет довольно благозвучное и говорящее название, ибо так много бродов и буреломов никогда не встречала раньше.

Солнце встало, пора в путь!

Нас провожает стая лошадей и мы продолжаем путь по долине. Пока находишься в низине слышишь постоянно комариный писк, с закрытыми участки тела по солнцепеке идти немного тяжеловато.

Первое препятствие – переход по наклонному бревну и первая жертва Анна из Барнаула, которую перевесил неотрегулированный рюкзак. Всё обошлось, хоть и Анна вымокла до нитки, искупавшись в болотной воде, и это, её, наоборот невероятно взбодрило.

Дальше всё больше болота. С кочки на кочку перескакиваем, используя трекинговые палки, как точки опоры. Один неверный шаг и нога может провалиться чуть ли не на метр. Аня напевает впереди:

– Я водяной, я водяной! – Что делает переход немного забавным. Наконец препятствие пройдено и мы вышли к заветным холмам. С каждым пройденным километром горы становятся заметно выше.

Постепенно уходим в лес, где находится живописная стоянка у реки Горемыки. Делаем фотографии на память, переводим дыхание, зная, что самые интересные испытания еще предстоят.

Внезапно выскочила косуля и промчалась к холмам, исчезнув вдали. Единственная живая душа, встретившаяся за несколько дней на маршруте. Лес невероятно сухой, настолько, что можно собрать охапку хвороста, зацепившись рюкзаком. Много пепелищ, связанных с пожарами прошлых лет. Необычно, что среди пепла порхают бабочки-монархи. Кажется, что сталкиваются живой и мертвые миры.

Сейчас, мы переходим брод – самое яркое воспоминание за последний час. Вода выше колена, принято решение делиться на две группы: по четыре и три человека. Вы идете подобно одному организму, борясь со стихией. Медленно и аккуратно, стараясь не поддаться течению. Вдох-выдох. Напряжение, адреналин разгоняет кровь, командный дух – весь спектр эмоции, когда человек держит удар. Течение образует пороги, ты прощупываешь каждый камень, прежде, чем сделать шаг. Первая боевая закалка в походе по Байкальскому.

После мы сидим у недавнего брода, закипает обед. Плавленный сыр, добавленный в суп, стало открытием вкусной походной пищи. Отдыхаем, сушим вещи, набираемся сил. На данный момент пройдено 11,2 км.

Сууупчик!

Под вечер все пришли уставшими, да и ели без энтузиазма. Рано разошлись по палаткам после четырнадцатичасового перехода. Один человек сжег штаны, Стас потерял коврик вместе со стратегическим запасом сгущенки, хотя бы нашли хобу и термос.

После двух дней жары наступает проливной дождь, все дороги такими темпами снимает и постепенно температура опускается на пару градусов. Настоящий поход только начинается.

3 день. Испытание буреломом и дождем

6 июля ночевка у р. Горемыки 21:10 по Ирк

За сегодня мы прошли не так уж много, поскольку дорога проходила преимущественно через бурелом, вызванный непогодой. Некоторые люди, посчитав свои рюкзаки слишком тяжелыми, после завтрака начали жечь свои вещи. Носки, штаны, часть термоса, несъедянные ништяки пошли в жертву Огненному Богу. Наверное, сжигание подобного рода вызывает ливень, поскольку весь день мы шли под тропическим дождем.

«Мокро, сыро, сыто» - эмоции Сергея.

Мы шли тропами охотников по лесу, усыпанному папоротниками, доходящих до колена. Казалось, что ты провалился на несколько сотен, а может и тысяч лет назад, словно в фильме «Мир Юрского Периода».

Следующим был лес укропа (какой-то болотной травы) и земля под ногами постепенно начала проминаться под тяжестью ботинок. Встречались поваленные деревья, по которым несколько раз мы бродили Горемыку с одного более-менее берега на другой менее-более.

Если ответить на вопрос, что хуже: жара с комарами или ливень с буреломом, то все же ливень отнимает больше сил, хоть и дышать в дождливую погоду легче.

«Балластный товарищ», рюкзак принадлежащий Стасу, так и хотел создать побольше неприятностей своему хозяину и рядом идущим. То веткой хлестнет, то перекинет Стаса через дерево, то поясная лямка расстегнется в самое неподходящее время. Поэтому никогда не покупайте рюкзак, не померив его.

Рюкзак «Два трупа» Сережи тоже любит давать сюрпризы, но чаще это тяжесть переноса, ибо 31 кг – это вес рюкзака, равный половине веса несущенного.

«По коням, - закричали рюкзаки и сели на туристов» - пословица путешественников.

Даже заядлый походник удивился бы тому количеству бурелома, который напоминал полосу препятствий. Каждый снаряд надо обогнуть, проползти, перелезть, при этом дистанция между снарядами от 0,25 до 2-3 метров, не забывая уворачиваться от веток, норовивших оцарапать лицо.

Если это и было испытание, то опыт его прохождения пригодится для чего-то важного в будущем. Закалка, на то она и закалка.

После обеда дождь закончился и проход бурелома стал немного легче. Последние километры мы шли вдоль берега Горемыки, любуясь силой и красотой горного потока. Растекшийся белый кристалл, сточивший неподвижные валуны служил радостью для подуставших путников.

Лагерь поставили среди сосен – великанов. Почва размокшая и сильный ветер может вырвать дерево, которое перегородит путь в самый важный момент.

Под вечернее какао проходят разговоры и сушка вещей. Костер рассказывает сказки дядюшки Солнца, рядом шумит река, добавляя некоторую гармонию в место с многовековой историей. Суета и спешка остались в другом времени.

За весь день, мы прошли около 8 километров.

Мне кажется, что для каждого этот поход запомнится не столько преодолением препятствий, а испытанием морального и физического духа. И одно я знаю точно, прежними эти семь ребят не вернутся в городскую жизнь.

Уроки товарищества, терпения, взаимовыручки, храбрости и мудрости, и множества других моральных качеств ты извлекаешь для себя, когда говоришь, что горы зовут и ты отвечаешь на их зов.

4 день. Испытание переправами

7 июля ночевка у р. Горемыки 23:53 по Ирк

Сегодняшний день можно назвать самым насыщенным за последние три дня. Он побил рекорды по количеству испытания силы и духа.

Первым был выход из леса, полного комаров и надеждами, что их больше не будет. Надежды не оправдались.

Лес всё чаще напоминает зарисовки из детских сказок. Мох покрывает норки мелких грызунов, подобно домикам в долине хоббитов. Так и кажется, что из уютной норки выглянет неуверенный Бильбо Беггинс и позовет на чашечку чая.

На четвертый день похода заметна разница в силе и походном опыте между участниками. Причем, бывала и иная ситуация, когда человек, который первый раз в горах, давал фору подготовленному участнику. Просто потому, что один работает в налоговой, а другой в МЧС. Темп заметно снизился и приняли решение поставить более неподготовленных участников, сразу за руководителем.

Многие люди забивают на подготовку перед походами и идут в горы и сталкиваются с энергетическими и эмоциональными потерями. Апатия, непонимание для чего человек идет, нытье и, как вследствии – травмы, потому что нет самого важного – настроя.

По трем ребятам было заметно, что они устали еще в самом начале перехода. И шли они не для того, чтобы бороться, а чтобы спросить «Когда привал?» и можно отдохнуть. От точки до точки. Теряются, как только начинаешь идти чуть быстрее.

Происходят потери во времени, остается надежда, что в будущем люди более грамотно будут понимать сложности спортивных походов. Каждый извлекает свои уроки.

Мы вышли к реке, где наконец встретились с величественными горами, верхушки которых спрятались за облаками. Наша цель – дойти до них.

Сухари, вкусняшки и чай сглаживает дождливую погоду. Дали название рюкзаку Олега «Труп Шамана» – исполнение последней воли умирающего шамана, которую и выполнял Олег, отдыхая во время переходов. Мирно точим сухарики, Леша показывает на брод, да этот брод трудно назвать бродом и говорит:

– Вот тут будем переходить, дальше переправу искать нереально и бессмысленно с учетом результатов разведки.

У нас глаза, как у слепых азиатов, которые внезапно прозрели, поскольку увидели насколько внушительные и устрашающие пороги.

– А как переходить? Тут же снесет. – спрашивает Аня.

- Сейчас покажу. – Раздевается по пояс только снизу, перенося рюкзак, и с помощью треккинговых палок переходит с одного берега на другой. – Ух, вода-то бодрящая!

И так, по цепочке мы начали переход. Честно скажу, что за многолетний опыт, эта переправа была одна из самых запоминающихся. Когда два человека переправились, то за ними пошел Стас, затем моя очередь.

Стас шел ровно до первой половины, но затем то ли поскользнулся, то ли точку опоры потерял, искупался полностью вместе с рюкзаком. Его чуть самого не понесло порогами, хорошо, хоть успел выкарабкаться. Жертвами стали последняя треккинговая палка, уплывшая вдаль, и зеркалка Canon не выдерживает сибирского экстрима, а также наша палатка, которую река постирала, словно в стиральной машине. Хорошо, что хоть Стас жив остался.

Когда ты идешь, то немного страшно становится после увиденного. Сильный поток по колено, а иногда и выше, ты аккуратно переходишь, стараясь не поддаваться адреналину. Сложный участок, напряженный момент, который ты огибаешь, захлестывает волна радости и удовольствия от переправы. Водяная яма, которая внушала страх, пройдена успешно, ты на другом берегу сушишь кроссовки. Все, как в жизни, и радость от этого момента не описать словами!

Леша страховал и Анну, и Аню, за что ему невероятная благодарность!

На берегу мы ждали 15 минут, когда все переоденутся в сухое, прежде, чем Стас успеет разделить вещи на мокрые и супермокрые, успеваешь сделать зарядку.

Следующим испытанием были извилистые тропы по белому мху. Маленькие птицы еле заметно напевали песни, то пролетали, то исчезали за горизонтом. Суслики совсем не боялись людей о чем-то ворчали перебегая меж камней в хоббитовские норки.

По словам Лёши, стланик считается самым сложным препятствием в категории пеше-горном туризме. Это невысокие сосны, достигающие высоты 3-5 метров, склонившие ветви под силой ветра. В чередовании с курумом получается адская смесь, через которую ты пробираешься, задействуя руки и ноги.

И под уклоном группа то поднимается, то немного опускается, поскольку тропа, обозначенная на карте, постоянно теряется среди еловых зарослей.

Ты идешь, иногда видя, кто впереди, кто позади, по сути прокладываешь путь своими силами. То приходится лезть, цепляясь за ветви, протаскивая за собой рюкзак на 75 литров, смотря, чтобы ничего не застряло, то, наоборот, проходишь курум, скользкий из-за дождя.

В общем, этим мы занимались до самого вечера. Однажды у Олега застряла нога и он не мог ее вытащить, позвав на помощь. Скинул рюкзак, всё бесполезно, пока Лёша с Сережей не разомкнули ветви, на одной из которых Олег присел, не заметив этого.

Поэтому мы ходили тропами, где «Волки срать бояться». Странные они люди – походники, не правда ведь?

Также можно отметить, что если хочешь узнать лучше человека, то сходи с ним в поход, потому что открываются множество качеств, и хороших, и плохих. И свой характер ты тоже можешь узнать, если будешь потом анализировать свои поступки и отношение к маршруту.

Ночевка у Горемыки в зарослях стланика. Поскольку наша палатка идеально постиралась, которая еще до этого была промокшей под дождем, то степень мокрости можно оценить на 8 из 10. Невероятно холодно, ночью идет дождь, то накрапывая, то поливая, как из ведра.

Чтобы не сгущать краски, особенно перед перевалом, расскажу коротенькую шутейку:

Ночь, я пишу записи, шумит Горемыка, мы в лесу одни. Вся еда подвешена у костра, чтобы хитрые суслики не прогрызли рюкзаки и палатку. Слышу звуки, напоминающие рев медведя, причем река накладывает дополнительное эхо. Выключаю фонарик, толкаю сонного Серёжу, спрашиваю с удивленными и напуганными глазами:

- Слышал?? Там словно медведь по правой стороне рычал.

- Не слышал, поскольку спал. Какой медведь ночью к палатке пойдет?

- Ну не знаю, все равно страшновато.

Лежим оба прислушиваемся. Мы одни, шумит река, если нападет медведь, то наши крики никто не услышит. Сердце уходит в пятки. Вдруг снова рык. Я попутно вспоминаю, что делать при встрече с медведем, перебирая все возможные варианты развития событий, как вдруг доходит, что звук-то рядом! И тут девчонку осенило в час ночи:

- Это Стас храпит! Прислушайся!

- Хах, действительно! – Мы так со смеху полегли, что если бы не река, то спугнули всю живность и разбудили бы весь лагерь. А медведь покрутил у виска и не стал бы связываться, направившись искать других жертвы.

5 день. Испытание дождем и высотой, подготовка

8 июля ночевка у пер. «Шеровы ворота» 22:40 по Ирк

В нашей палатке можно делать «Уии!», настолько она поставлена под уклоном, что смешно становится. Берешь, садишься на пятую точку и скатываешься вниз, словно с детской горки. Делать «Уии!» довольно забавно, особенно когда постепенно согреваешься в промокшей насквозь сырой палатке. Весь день шел дождь, то сильнее, то слабее. Я проморозила ноги и сейчас устраиваю ночное лесопати , закутавшись в спальнике, вооружившись фонариком. Уии! Но да ладно!

Гильдия сиреневых спальников сейчас расскажет каким веселым был сегодня путь, запасайтесь чаем и печеньками.

Утром мы сушили вещи и ждали с надеждой, что немного распогодится. Наша жертва Владыке Огня от людей, которые жгут свои вещи, чтобы облегчить рюкзак, не увенчалась успехом. Стас сжег махровое полотенце, которое не просушилось под дождем, полкило сухарей и книгу «Защита от темных искусств» на 500 страниц. Часть страниц успели спасти, чтобы использовать в дальнейшем для растопки. Анна сожгла фонарик, который не выдержал купания в болоте.

Такими темпами, кажется, что он сожжет почти весь свой рюкзак, оставив всего по минимуму, но да ладно, это его дело.

Сегодня мы то поднимались, то сбрасывали высоту. Темп не сильный, когда идешь замыкающей, то успеваешь насладиться красотой нетронутого места, но и чаще мерзнешь, поскольку идете в темпе более неподготовленных ребят.

Обходим по куруму стланик, набирая при этом метров сто в высоту. Поскольку темп выживающих сильно разнится, то группа начинает снова растягиваться. Ты наблюдаешь, как медленно облака начинают обволакивать горы пушистой пеленой и постепенно вы периодическе идете в «молоке».

Впереди стланик, прорастающий на несколько метров вверх. Кажется, что ему нет конца. Ты огибаешь ветви, при этом можешь зацепиться рюкзаком, а иногда и вовсе проваливаешься на несколько метров.

Идет проливной дождь, становится грустно, когда ты встречаешься с глазами, где начинает исчезать надежда. Думаешь, какое же теплое и яркое солнце, что спряталось там, за облаками. Мы начинаем петь песни, которые разрушат тоску и пробудят тепло, ведущее по дороге детства. Сначала тихо, напевая для себя, потом мотив подхватывают товарищи и уже ты поешь не один. Пускай, иногда не в лад, пускай, иногда не хватает дыхание и вы забываете строчки куплетов, но вы поете. Все вместе знакомые песни.

«Пусть всегда будет солнце,

Пусть всегда будет небо,

Пусть всегда будет мама,

Пусть всегда буду я!»

«Ничего на свете лучше нету,

Чем бродить друзьям по белу свету,

Тем, кто дружен, не страшны тревоги,

Нам любые дороги дороги»

Мох настолько мокрый, что иной раз земля уходила из под ног. В стланике мы идем вдвоем с Анной. В один момент проваливаюсь почти по пояс, не успев издав и звука. Удивительно, как человек на адреналине может поднять себя и рюкзак с 22 килограммами. Выкарабкаться ногами, цепляясь за скользкую кору и пойти дальше, чтобы не отставать.

Резкий сброс, вы почти бежите, при этом цепляетесь, чтобы не проехаться на пятой точке. Разминулись с группой, с помощью свистков, на голоса других вышли к реке. Может от усталости, может уже от радости закончившегося стланика ты не обращаешь внимания на дождь, на замоченную окончательно обувь и бурный поток. Просто идешь, пальцы трясет от холода и сырости.

Приятный сюрприз – это горячий обед, который начали заботливо готовить Аня с Лёшей. Костер снова не хочет разжигаться, вы потеете все вместе на поддержкой маленького лучика солнца, но это того стоило. Рыбный суп придает недостающих сил на оставшуюся часть перехода.

Повсюду растет растение, которое чем-то напоминает капусту, а также бодан, напоминающий о друге на другом конце страны. Что может придать силы так и стремятся покинуть тебя? Когда руки и ноги постоянно холодные, а дух так и хочет сказать: «Всё, Любань, хватит! Ты достигла предела, поднимай руки, чтобы сдаться». Надежда и воспоминания о былых временах. Где-то там, за сотни-тысячи километров, близкие, которые ждут, которые верят и любят. И ты нужна здесь, чтобы не сдаваться, столкнуться лбами со своими чертовыми усталостью и страхами, и сказать, что есть еще порох, чтобы зажечь огонь. Не опускай руки, продолжай идти!

После обеда, держим путь на перевал, но потом оказалось, что мы сделали обход, чтобы спуститься в долину у «Шеровых ворот». Опаснее был спуск, нежели подъем, который меньше сохранился в воспоминаниях. Непогода начинает усиливаться, словно проверяет на прочность…

Курум в этих местах более остроконечный и крупный, что задействуешь каждую мышцу тела, чтобы удержаться и не соскользнуть. Может, это испытание, перед чем-то более важным и тяжелым? Может быть.

Когда проходишь такие места, нужно сохранять спокойствие и брать у адреналина лишь силу, не поддаваясь эмоциям. Чем-то валуны начинают напоминать камни с Пика Топографов (2А) – вершины Восточного Саяна, а также крутость подъема навевает воспоминания о том лете. Первый камнепад, вы пережидаете непогоду, после восхождения на вершину, ветренно, мысли сумбуром.

Диалог в лагере:

– Как вам не страшно?

– Страх – это естественная реакция организма. Но если ты научишься сохранять рассудок, то получишь больше сил, научись направлять свои эмоции.

– Но восхождение было рискованным! Два камнепада… Денис, который чуть не улетел в пропасть, благо его Леша успел зацепить, по каскам камни рикошетнули… Гроза, от которой быстро спускались по стекающему льду в кошках… Да, ведь, много чего произошло… Как оставаться спокойным?

– Ты привыкаешь, что жизнь любит устраивать неприятности, когда ты совсем этого не ожидаешь. Да, было страшно, но всё обошлось, каждый извлек свой урок на будущее. Надо быть готовым ко всему и к хорошему, и к плохому. Главное, не живи страхом прошлого, поскольку это уже пройденный этап.

Я помню, как тогда боялась любого камнепада, хоть он мог проходить и с другой стороны горы. А сейчас, спустя год, ты ступаешь более уверенно, проходя по тем участкам, которые раньше внушали страх. Ведь то, что произошло, принесло свой результат – храбрость.

Видишь, как впереди идут трое совсем не в треккинговых ботинках, а в кроссовках, совсем не фиксирующих голеностоп, которые проскальзывают на крутых участках. Столько ссадин, синяков и ушибов они получат за этот незаменимый опыт, ведь каждый человек сейчас ведет внутреннюю войну с самим собой. Каждый шаг идет борьба.

Такими маленькими шажками мы сделали траверс безымянной горы и вышли к истоку Горемыки. Потом узнаешь, что траверс являлся ошибкой ориентирования, подготавливая к более серьезным испытаниям. Под конец столь насыщенного перехода силы остались лишь на постановку палатки среди карликовых елей и желтых горных цветов. Дождь забирает остатки сил, палатка, промокла еще сильнее в такой холод становится маленьким домиком, наполненным рюкзаками. Под головой рюкзаки, в ногах длинный рюкзак, вы кладете спальники поближе, чтобы было теплее спать. Постепенно становится теплее, особенно, когда спишь посередине, среди таких же селедок в томате.

Все же вечером из нашей палатки снова разливался смех, когда укладывались спать и поэтому не могу сказать, что этот день останется плохим воспоминанием. Нет, он останется тем днем, который был проверкой и подготовкой, которую мы выдержали перед грядущими испытаниями.

6 день. «Без падений нет подъема»

9 июля пер. «Шеровы ворота» 00:47 по Ирк

Девятого июля шел косой ливень с самого утра. Да и будильник, который поставили на дежурство, не сработал и мы немного проспали. В результате, встали с Сережей в начале восьмого и смогли разжечь костер только спустя час. Вымокли даже спички в пакетике. Пока методично раздувала костер, Сережа с Лешей срубили сосну, которая послужила основой для приготовления завтрака. В общем, это была еще та работенка по защите и сохранению огня.

На кашу пришли немногие, вероятно, часть группы пережидали дождь и спала по палаткам. Коллектив начинает постепенно делиться, поскольку сказывается сложность похода, которую не ожидаешь, когда покупаешь билеты. И все же сложные походы больше оставляет след в памяти.

Сегодня Владыке Огня Анна принесла книгу Донцовой и сахар, не выдержившее дождя. Настроение постепенно хмурится, давно не видели солнца. На завтраке приняли решение сделать полудневку, чтобы спокойно просушить вещи перед предстоящим перевалом Шеровы Ворота. Выход запланирован в 2 часа дня, но часть группы решает сжигать и сушиться в последнюю очередь после обеда в 12:00~12:30. Снова конфликт и разлад из-за позднего выхода.

– Такими темпами скоро совсем будет малое количество еды. Если вам не хватает сил на перевалы, то нужно брать энергию, а откуда ее взять, если вы совсем не едите?

– Мы не ожидали, что будет так сложно и идем на моральных силах.

– Олег, ты уже почти неделю идешь на супах, ты не заболел ли случаем? – Олег, чей организм до сих пор не адаптировался, мотает головой.

– Порции в два половника слишком большие, мы не хотим есть.

Вот такой конфликт тянется с самого начала похода. Пара участников уже хочет в катер до села Байкальского, чтобы наконец завершить череду испытаний. Остальные жалеют об упущенной из-за нехватки времени радиалке на озеро Гитара, я тоже жалею.

– Это глупо говорить, что одни более адаптированы, а другие нет.

– В твоем возрасте я также, как сайгак, скакала по камушкам, а сейчас совсем не то время.

– А разве возраст здесь играет? Знаю многих, у которых возраст не становится решающим фактором для прохождения походов.

– То, как мы относимся к своей жизни, вот самый главный и решающий фактор! Всё, собираемся, сегодня «Шеровы ворота»!

Дождь со временем закончился, начался влажный туман с видимостью до 30 метров. Постепенный подъем по куруму и собирание еще больше ссадин на руках и ногах. Как ребята шутили потом, в поезд их не пустят после в таком пожившем виде.

Разнообразный стланик чередуется снегом, такое явление типично для данной широты. То каменистая россыпь, то огромные валуны, по которым карабкались и карабкались, то снова снег. Иногда идешь по тоненькому участку, отбрасывая палки на особо крутых участках, преодолевая их свободным лазом. Не смотря на все испытания, тебе нравится держать путь к вершине.

Перевал Шеровы ворота (1А), который образован горами Восточный и Западный Ачешбоки. Впервые перевал Шеровы Ворота (1780 м) пройден в 1974 году группой А.А.Кошелева, назван в честь Игоря Шера, участника, вычислившего местоположение «на кончике пера», изучая дома несовершенные карты того времени. Сам Игорь Шер из-за болезни не смог принять участие в первопрохождении перевала (источник «Wikimapia»)

На перевале мы нашли записку группы «Спутника», которая побывала в августе того года. Бутылка разбита, снимаем старую записку и оставляем свою, где значатся наши имена. Это делают для того, чтобы зачли категорию прохождения похода.

А дальше спуск по мокрому скальнику, где идешь еще более осторожно, поскольку мох намок и создает сильное скольжение.

Переведу дыхание, поскольку следующие строки невероятно трудно писать. Ладно, выдохнула, продолжаю.

Може почва размокла из-за продолжительных дождей, может так должно было произойти, когда я пошла по той злополучной полочке каменного гиганта. Я иду, прощупывая твердость камня, я уверена, что было безопасно, сказав, что пусть подождут, прежде чем пройду. Но, внезапно, земля исчезает под ногами и ты, смутно понимаешь, что падаешь в пропасть… И крики, наполненные отчаянием: «Стоп! Остановитесь! Люба сорвалась!»

Со слов Олега, который шел рядом, чуть позади, когда я проходила по той полке, съехал большой плоский валун, весом в две тонны, наверное, зацепив меня. Он проехал четыре, а может и пять метров, протащив за собой вместе с рюкзаком. Не знаю как, но провалившись между двумя этими плитами, сдержав удар одной левой ногой, чтобы не пронесло дальше… Выдох…все воспоминания под аффектом…

Сережа, который шел в этот раз замыкающим, не видел самого падения, а слышал лишь грохот и промелькнувшее тело за валунами…

– Когда я увидел это, пропала тяжесть рюкзака и в одно мгновение перепрыгнул двух идущих впереди людей. Дальше вспомнил, что всё-таки несу рюкзак, сбросил и еще с большей скоростью начал прыгать по валунам… Когда увидел тебя, первое ощущение было, что тебя прижало. Вокруг свистели, кричали впереди идущим остановиться. Также быстро вернулись Леша и Аня, которая оказала первую помощь.

– Ты, наверное, родилась в рубашке – Сказала Аня, обрабатывая ссадину у глаза и бинтуя растяжение ноги, принявшей удар на себя. – Идти можешь?

– Думаю, да. – Рюкзак Ани донес Леша до лагеря, она взяла мой и вместе с Сережей сопровождали остаток пути, поддерживая морально и страховали, каждый раз протягивая руку помощи. Мне казалось, что больше испугались ребята, которые увидели падение. Перед глазами, несмотря на шоковое состояние, сначала кажется, что идешь и земля может провалится под тобой, как тогда. Поддержка в данной ситуации невероятно важна, за что большое спасибо всем вам, байкальцы.

Никогда не знаешь, что может произойти в походе и как повести себя после этого. Но, совершенно не стоит ставить крест на любимом деле, а просто начать еще больше осознавать ценность жизни, продолжая идти вперед. Так, в календаре появился третий день рождения, 9 июля 2018 года.

– Страх сковывает, перехватывает дыхание, но и он же позволяет оставаться нам в живых – Говорит Сережа, работающий пожарным. – «И без падений нет подъема»

Какими бы не казались нам тяжелыми проблемы из повседневной жизни, они просто не стоят тех сил, которые мы им уделяем. Нужно уделять время более важным и ценным вещам: любимому делу, любимой работе, любимым и близким людям.

Вечер заканчивается тем, что стоя посреди горных озер, окруженных остроконечным скальником, мы разжигаем костер, находясь в тумане, спустя три часа из-за малого количества дров, находясь в тумане. Еду готовим на горелках, уже когда темнота скрывает эти великолепные виды.

На этом закончился шестой день выживания на Байкальском хребте.

7 день. Долгожданное солнце

10 июля пер. «Усть-Илимских туристов» 22:20 по Ирк

Времени на записи нет совсем, поскольку наша жизнт становится с каждым днем все интереснее и насыщеннее.

Просыпаешься, а все вокруг в тумане. Вспоминается сразу детский мультфильм и кажется, что группа «Марафонских тихоходцев» сегодня пойдет искать лошадку или на перевал «Усть-Илимских туристов» (1Б).

В такой холод на высоте огонь разжечь труднее, учитывая, что деревья вымокли насквозь после вчерашних проливных дождей. Поэтому мы доедали вчерашнюю гречку с мясом, благо ее много осталось и на всех хватило. Чай-кофе на горелке, вещи особо не просушишь, но можно согреться, исполняя танец шамана с хобой и хворостом.

Говорят, что обычно спустя неделю группа начинает нормально питаться. Ели все и наконец-то мы ничего не сжигали. Может, это и повлекло за собой долгожданное солнце.

Горные озера – одно из тех самых чудес, ради которых люди уходят в дальние странствия. Словно алмаз, сохранившийся спустя миллиарды день, озера открываются лишь людям, прошедших испытания, закаливающим дух. В долине, где мы ночевали, горные озера становятся источником жизни среди холодной груды камней. Вдали виднеются заснеженные вершины, величественные и неприступные.

Смотрим в небо и на лице появляется улыбка – промелькнул голубой кусочек неба. Люди, не смотря на споры и разногласия, в суровых условиях становятся ближе друг к другу. Работать, как отдельный организм, понимая без всяких слов. Сильный контраст отношений по сравнению со вчерашним днем.

Первые шаги на спусках были трудны, моральный дух поднялся, поскольку Аня, Леша и Сережа были рядом. Мы шли цепочкой и теперь ты ощущаешь камни немного лучше, да и проверяешь чаще. Дальше поляна, где в суровом климате распустились цветы, подобно маленькому чуду. Журчат ручьи, сходящие с ледников, колышется трава на берегах и так мирно становится на душе.

Слышишь, как под твердой почвой между камней шумят подземные ручьи. Глядишь вверх и перевал, являющийся самым сложным на маршруте, предстает в своем величии. Принято решение подниматься по левой стороне, поскольку ступени рубить в районе льда – не вариант.

Обходим по куруму часть снежника. Как объяснила Аня, обход сверху делается в целях безопасности, чтобы в случае скольжения можно было успеть зацепиться за камни.

Сыпуха – одно из самых неприятных испытаний. Ты идешь, прорубаешь ступени, а она мелкой щепкой атакует твою обувь. Идущие без палок ощущают всю прелесть природного явления, поскольку мелкая россыпь может сдвинуть неподвижных каменных гигантов.

Идем по цепочке 4-6 метров расстояние, под уклоном. Самый опасный участок, Алексей уходит на разведку – смотреть, где лучше пройти. Спустить камни здесь легко, поэтому останавливает группу. Ожидание, результат: возможен путь, напоминающий незаконченную восьмерку.

Под ногами все сыпется и с каждым шагом сыпуха усиливается. Мгновение и она рядом с вершиной, перед этим крича, что сейчас полетит кусок гранитной плиты:

– Прячьтесь, сейчас полетит. Он слишком небезопасен! – И вот, глыба размерами 30 на 40 скатывается, набирая обороты и скорость каждую секунду. Мы прячемся под застывшей каменной плитой, служащей щитом от первого обвала. Всплывают воспоминания прошлогоднего камнепада, прогоняю страх, ведь теперь мой черед идти. Обезболивающее и восхождение.

Переживаю, не за себя, а за людей внизу. Один неверный, неаккуратный шаг и каменная щебенка сыпется вниз.

– Камень! Черт! Камень! – А они стоят, хлопают глазами и когда камень совсем близко, отходят. Спокойно, переведи дыхание, самое страшное, ведь, уже позади. Три обвали и дорога, которую проложили первопроходцы, перестает быть безопасной. Борись, карабкайся, цепляйся! Вершина, а вдалеке голубые кусочки неба.

Отходишь, Леша протягивает руку, слушаешь его замечания, принимая их без детских обид. В следующие разы мы становимся сильнее.

Сбрасываю рюкзак, притрагиваюсь к ссадине, которая немного зудит. Смотри, там впервые за несколько дней приходит оно – голубое небо и солнце. Лучи солнца совсем рядом и проклевываются сквозь пелену, казавшихся бесконечными все это время.

На перевале «Усть-Илимских туристов»

– Зеленая долина и облака, солнце и горы, которые открываются с невероятной силой! Фантастика, просто фантастика!

Переведи дыхание, услышь, как поют птицы, пролетающие над головой, как вдалеке шумит река Прямая и ее десятки каскадов, которые предстоит увидеть. Вперед, обратно к остальным.

Ругаю себя за глупости и вижу, как ползет Анна, находящаяся первый раз на такой высоте и категории, становится жутко. Кричу руководителю, чтобы следующие переходили рядом по полке у ледника, там чуть безопаснее, ибо такими темпами будет обвал.

В те минуты Анна вспомнила всё. Страхую у второй переправы, выходит запыхавшийся Олег, не евший несколько дней по неизвестным причинам. Протягиваю ему руку, подхватываю и вы вместе стоите на перевале.

– Ты молодец…

Параллельно Анна сняла рюкзак и ползет налегке. Аня с Лешей готовы прийти на помощь и дают ценные советы. Морально, как говорила Анна потом, она не была готова к такому походу. Шаг и снова сотни камушков, цепляясь друг за друга, скатываются в пропасть, напоминая распад атома. Анна, собрав всю волю в кулак, проходит перевал. Столько радости в перемешку со страхом, с запыхавшимся дыханием отражается на ее лице.

– Будет, что рассказать своим. – Леша с ловкостью забирает Аннин рюкзак, тем самым завершая восхождение на перевал «Усть-Илимских Туристов». Проходит Стас и ты поражаешься, как, как он идет в кроссовках спортивного стиля?? Все это время. Очки запотели, красный, как моя куртка, смотрит в небо:

– Как ты? – спрашиваю его.

– Без комментариев. – Поправляет очки и уходит, завалившись с Олегом рядом. Замыкающий, с неиссякаемым запасом улыбок, проходит дистанцию. Когда ты первый раз на Байкале, то хочешь впитать все его краски. Наверное, поэтому путешественники возвращаются снова и снова, даже спустя несколько лет.

Снимаем записку, оставленную группами тех лет. Из-за облаков появляются снежные вершины двухтысячников и трехтысячников. Неужели мы снова вернулись в лето?

Спускаемся к ручью, где готовим обед. Пока на огне закипают котлы, бежим к ручью. Трава игриво щекочет между пальцами, сладостная прохлада сбегает по волосам, светит солнце, сухая обувь и носки, слышен смех, что может быть прекрасней! Поедая суп с сухарями, вы еще долгое время впитываете по кусочкам этот прекрасный и дивный мир, а затем снова в путь.

– Вот, что происходит, если не сжигать еду и личное снаряжение. Я вот носки с утра прожег и то из суеверий не стал сжигать. – Шутит Леша.

Наверное, за эти несколько дней дождя все мы стали немного суеверными, хоть и имеем образование. Так, скорее всего, и создаются приметы.

Спускаемся к долине водных каскадов реки Прямой. По левой стороне перевалы, вершины со снегами Байкальского хребта, кажущиеся такими далекими и непреклонными. По правой стороне грохочут могучие братья-водопады достигающие высоты 5-7 метров среди зеленой полян, наполненной цветами.

И вот совсем рядом возникает водопад, высотой, наверное, метров 150-200. Вы скидываете рюкзаки, перерыв, бежите наперегонки обливаться-обтираться-купаться в ледяной воде. Бегут мурашки по коже, невероятно бодрит и чувство легкости не покидает твои мысли. Словно возвращаешься в детство, где точно также бегали на озеро ребятишками.

Перестаешь замечать болота, топи, сотни растений, которые хотят задержать перед Параболой. Парабола – чисто наше название, поскольку на карте эти горы никак не обозначены. Горы, которые образуют полукруг, уходящий вдаль до горизонта. Просто не верится глазам в существовании такой красоты, хочется достать краски и зарисовать все до мельчайших деталей. Если бы спросили из-за чего бы вернулась на Байкальский хребет, то это однозначно была бы Парабола.

В зарослях, напоминающие тропические леса из-за папоротников и болотной травы, подобно застывшим руинам утерянной цивилизации, есть каменная россыпь белого цвета, под которой пробегают сотни ручейков.

Резкий поворот, группа снова немного растягивается. Ждем, пробираюсь по-пластунски сквозь еловые заросли, поднимаюсь повыше и поражаюсь насколько красив и чудесен мир Байкальского. Это нетронутое сокровище, которое не исхожено и не замусорено. Его еще открывать и открывать, а также нужно беречь от капель росы на траве до кончиков иголок на деревьях.

– Видишь березы, за ними три ели дальше. Вон там будет наша стоянка. Не растягиваемся только.

Постепенно осознаю, что чтение троп, необходимый и ценный навык, стал лучше работать, поскольку больше времени уделяешь деталям. Даже когда сбиваешься, внутренний голос подсказывает куда идти. Спускаюсь к руслу реки, где нахожу Аню с Лешей, видимых издалека.

– Где остальные?

– В пяти-десяти минутах ходьбы.

Снова ждем, успеваю умыться, скрыть руки от тучи комаров, а ребят все нет. Начинаем кричать, чтобы шли на голос. Тут невозможно потерять, спускаемся ближе ручью Прямому и думаем уже идти навстречу, как Сережа выводит остаток группы. Все дошли, оставляю палатку сушиться, радуемся июльскому зною, мальчишки уходят за дровами. Ночуем под перевалом «Роза Ветров».

После ужина находятся соучастники для вечернего мытья головы. Это целый обряд: дожидаешься, когда закипит вода, когда уже все спят, сопровождаемый песнями и музыкой 90-х. И вы втроем поливаете друг друга из кружек, быстро-быстро намыливая и смывая голову, кутая в полотенце, чтобы не замерзнуть. Все-таки чистыми засыпать куда приятнее.

Эта стоянка запомнилась большой стиркой и сушкой лагеря, наконец-то сухой палаткой и экватором, после которого начинается живописная и лайтовая часть похода.

8 день. Снег и банька

11 июля пер. «Роза ветров» 23:17 по Ирк

Сегодняшний перевал «Роза ветров» (н/к-1 к.с), имеет высоту 1495 м. Подъем продолжительный, каменный, заросший стлаником и проходит под углом примерно 20-30 градусов. По плану сегодня мы должны совершить переход к «Стрелке» - месту, где встречаются походники со всего Байкальского хребта.

Стоит чудесная погода и ты понимаешь, что вот он единственный шанс, когда можно привести загар.

Сам перевал не представляет сложности и проходит почти незаметно. И вот, перед твоими глазами открываются снежные панорамы гор вдали, подходите ближе и целый снежный склон только для вас. Снег в начале июля на Байкале – обыкновенное явление для региона, но необыкновенное для туристов. Поиграть в снежки, поделать «ангела», двигая руками и ногами, посмеяться вдоволь – все это делает снег приятным дополнением.

Спускаемся вдоль ручья Водопадный, а далее к реке Куркула, где и находится урочище «Стрелка».

Ты фотографируешь эти захватывающие горизонты, с грустью понимая, что фотография не передаст всю эту красоту, какое бы разрешение не имела камера. Лишь только сердце остается источником воспоминаний.

И запоминаешь не сам переход, а ту атмосферу легкости и спокойствия, которая была в этот день. Нет ни бурелома, ни дождей, ни тумана, ни камнепада, просто лето, которое наконец-то вернулось.

На спуске к «Стрелке» есть водная переправа через Куркулу. Куркула невероятна! Не хватает слов, чтобы описать это чудо природы.

А мы ставим лагерь на «Стрелке»! Ура! Полудневка! Банька-каменка! Постепенный выход к цивилизации и появление троп. От Стрелки можно сделать радиалку на озеро Гитара и озеро Изумрудное, где каскадом сбегают водопады. А там на соседние вершины – г. Птица (2А; 2426,6 м) и г. Черского (2588 м). Исходя из отчетов прошлого времени, гора Черского является высшей вершиной Байкальского хребта. Часто вершину путают с Пиком Черского, находящимся на Юге Байкала, на Хамар-Дабане. Названа в честь учёного Ивана Дементьевича Черского (1845-1892), внесшего большой вклад в изучение озера Байкал.

Поэтому, если у вас будет побольше времени сходите до «Стрелки», верю, что не пожалеете и откроете для себя что-то новое. Информации по этим местам не найдешь много, поэтому трудно добавить историю этих мест.

На стоянке снова никого не увидели, наверное, пока не сезон. Кажется, что кроны деревьев тянутся до самого неба. Любопытные бурундуки оживляются при виде странников, так и наровясь утащить лакомый кусочек. С дровами проблем не возникнет, много хвороста и сухары прям под ногами. Если у вас маршрут подходит к завершению, то можете в корнях деревьев спрятать остатки еды, которые не пригодились, может быть они станут для кого-то приятной неожиданностью.

Чему может научится девушка в походах? Пилить! Бревна теперь не проблема, если есть ленточная пила. Поначалу это кажется сложным, но потом привыкаешь и входишь в азарт. Спина качается невероятно, фитнес-клубы отдыхают после туристических нагрузок!

Половник накрылся, поэтому из консервной банки Леша создает новый, прижигая на костре заготовку. Появляется также лопатка, изготовленная умелыми руками Сережи. С такими приборами и готовить приятнее!

Варится компот из сухофруктов, банька постепенно прогревается, мы сидим у костра с кружками чая и делимся впечатлениями:

– А вы заметили, как все мы сблизились? Незнакомые люди с Барнаула, Екатеринбурга и Орла теперь совместными усилиями топят каменку. Просто удивляюсь!

– Походы объединяют, да и плохие люди не ходят в горы. Сейчас маршрут пойдет на спад: будем спускаться по долине реки Куркула, а там выйдем к Байкалу.

– Будут настоящие тропы?

– Да, цивилизация все ближе и ближе.

После ужина и отдыха наступила долгожданная банька, где под тентом помещается 3-4 человека. Сначала отправили парней, двое из которых вышли после первого захода. Потом наша очередь идти в шалашик. Анька вошла в азарт, поэтому пропарились до самых костей, периодически бегая на речку. А затем у костра мы пьем вкуснейший компот. Взглядом встречаешься со звездами, которые в эту ночь предстают в новом свете. Ночь заберет усталость, солнце даст сил, а лес принесет спокойствие, которого так, порой, не хватает жителю каменных джунглей.

Ни дождика, ни снега,

Ни пасмурного ветра

В полночный безоблачный час,

Распахивает небо

Сверкающие недра

Для зорких и радостных глаз»

(Песня Звездочета)

9 день. Броды, травма и грибы

13 июля ночевка у р. Куркула 2:25 по Ирк

До самого утра мы никого не встретили на стоянке. Поэтому после сбора лагеря начинаем постепенный сброс. Жаль расставаться с этим потрясающим и уютным местом, греет надежда, что когда-нибудь ты обязательно вернешься в этот дивный край.

Рюкзаки легки и ты начинаешь идти позади, чтобы растянуть прощание. Тропа идет вдоль берега, сквозь лиственные кустарники. Волнуюсь за Стаса, который совсем неважно выглядит в последние дни и хромает чаще. Олег, вроде наоборот, начинает идти на поправку, а Анна призналась, что ей обезболивающие помогают, поэтому всё хорошо. Как узнаешь позже, кто-то из-за дат в отпуске поехал, кто-то просто познакомится с горным туристов, не прочитав описание про физические нагрузки.

Бедный Стас окончательно подворачивает ногу, поэтому мы его разгружаем, оставляя лишь спальник и наш темп становится темпом Стаса. На каких силах и обезболивающих он шел все эти дни, после того, как ноги отекли почти в два раза, для меня до сих пор остается загадкой.

Облака хмурились и ощущается запах дождя. Погода постепенно портится, преобладает болотистая местность. Чтобы развеять напряженность, предлагаю собирать грибы, которые вдоль троп растут целыми охабками после дождей. Мысли о горячей грибнице вечером подогревают интерес к переходу. Если пойти по этому маршруту во второй половине июля или в начале августа, то можно столько ягод и грибов насобирать, что пакетов не хватит. В основном, попадались подосиновики, подберезовики, белые грибы, грузди и пара дождевиков (пышки). Сыроежки на Восточном Саяне имеют горьковатый привкус, поэтому их лучше не собирать.

На тропе многие участки затопило, поэтому возникает эффект ложного зеркала: тебе кажется, что неглубоко и смысла обходить по бревну нет, а потом ступаешь и проваливаешься почти по пояс. Совместными усилиями поднимаешься с МЧС и продолжаете путь. Хорошо, когда друзья приходят на выручку.

Чем ближе спускаешься к Байкалу, тем больше комаров и ос можешь встретить. Даже в выгоревшем лесу ты можешь столкнуться с целой стаей ос. Поэтому к отекшим ногам Стаса добавилась отекшая щека, так и хотелось сказать: «Слушай, завтра день будет лучше, не переживай».

Еще можно отметить количество благоустроенных стоянок и водных переправ через буйное русло реки Куркула, которая впадает в Байкал. Из рассказов, в том месте, где впадает Куркула, водится много вкусной рыбы, но, видимо, мы попали не в сезон, поэтому ухи познать нам так и не удалось.

Вечером на ужин была любимая гречка с мясом! Ладно, макароны с тушенкой тоже ничего, как и второе блюдо, но греча и с мясом, ммм, вкуснятина!

Поэтому грибы готовили уже после ужина. Анна помыла котлы и под накрапывающий дождь мы чистили грибы, которые заняли большую половину котла. Ребята пошли спать, поэтому вдвоем мы болтали весь вечер, напевая песни и колдуя над сохранением огня.

– Вот накололи дрова! – говорит Анна. Ну, почти накололи, нет, совсем нет. – Напили бревна и сохранили костер, разве мы не молодцы, а Любань?

– Безусловно, молодцы! – А если бы они были рядом, то разделили бы грибную похлебку все вместе. Сначала с предусмотрительностью пробуешь грибы, которые первый раз готовили и собирали самостоятельно. Поглядываешь немного по сторонам, надеясь, что ночью не будешь летать до соседних деревьев. Подносишь ложку… и понимаешь насколько это вкусно!

В районе часа мы с Анной разошлись. Я пошла спать в палатке для рюкзаков, чтобы немного выспаться в одиночестве и собраться с мыслями о заканчивающейся первой части путешествия и то, что обрела, попав в него.

Пускай сегодня снова дождь, летают комарики, а звезды скрылись за тучами. И где-то там, в Забайкалье, на Алтае и в Сибири, сотни странников точно также смотрят в небо, и идут за своей Звездой. Какой же все-таки чудесный мир, как много еще предстоит открыть в этой невероятной жизни!

10 день. День рождения, медведи и Байкал

14 июля ночевка у Байкала 20:59 по Ирк

Самое классное утро – это утро, когда ты просыпаешься не от храпа соседа. Сразу и птички поют, и рюкзак сложен за пару минут до подъема, и дежурство приносит невероятное удовольствие. Также ночь прошла без сюрпризных забегов после грибов, подарив крепкий сон.

Кто-то потягивается в спальнике, кто-то уже разводит костер, а у нашей Ани сегодня день рождения, который первый раз она решила встретить в походе. Июльское солнце, чудесная погода и пара километров до жемчужины Сибири – лучший подарок, который может сделать природа человеку.

После завтрака дорога пролегала через обыкновенный лиственный лес. Все окунулись в волну хорошего настроения, которая внезапно сменилась медвежьими следами и остатками.

Начался триллер: создавалось ощущение, что хозяин леса наблюдает за вами. Медведь не любит фактор неожиданности, как объяснял нам Леша в начале похода, и для того, чтобы этот фактор снизить существуют три способа:

1) Свистелки-гуделки, предупреждающие о вашем присутствии;

2) Металлические звуки: создать можно с помощью треккинговых палок и посуды, привязав их к рюкзаку;

3) Фальш-фаеры. Это огонь, использующийся для отпугивания. Горит 7-9 секунд, используется в крайних случаях. Изначально у нас их было трое, но Стас один искупал, поэтому остались два –у Олега и у меня.

Самое главное, когда входите на территорию медведя, ни в коем случае не растягиваться. Поэтому почти в гробовой тишине мы шли сквозь лес, все сталкиваясь и сталкиваясь с медвежьими тропами. Леша шел вперед, за ним хромой, но живой Стас и остальная группа. Анна так влилась в ситуацию, что позабыла о развязанных шнурках.

Местность довольно хорошо просматривается, поэтому ты смотришь по сторонам, чтобы встретиться взглядом с хозяином леса. Ареал медведей каждый год из-за пожаров и вырубки лесов снижается, поэтому встреча со зверем становится более вероятной у турбаз и туристических стоянок. Отстрел запрещен, если медведь не угрожает вашей безопасности. Штраф за браконьерство составляет 90 тысяч рублей.

Выйдя на межтропье, присев на лавочку, сделали небольшой передых, поскольку теперь шла дорога, ведущая к Байкалу и мысу Котельниковскому. По ней можно даже проехать на машине.

– Если бы вы таким темпом весь поход шли, то я бы специально собирал медвежьи отходы. – Шутит Леша.

– Простой лайфхак для руководителей.

– Главное зеленый краситель не забыть.

Спокойствие восстановлено и если бы медведь решил выйти навстречу, то столкнулся с песнями немного фальшивящих, но поющих от души и для души людей. В репертуаре имелось всё, чтобы медведь пошел другой дорогой, как и время, которое снова пролетело незаметно.

Мы шли по дороге, как вдруг зеленая полоса сменилась бескрайним небом. Между сосен проявлялась голубая синева. А потом до нас дошло, что это не небо упало на землю…

– Смотри, это же Байкал!

– Мы дошли до него!

– Мы сделали это!

– Ура!

Не замечая вес рюкзака, вы бежите к озеру – крайне точке маршрута, где пролетят последние ночи Байкальского хребта. Байкал омывает галечный берег, летают чайки, изредка проходят катера и пролетают вертолеты, неужели всё так быстро пролетело

- Стас, а что тебе понравилось в походе?

- Реализация прихрамывает, но для себя уяснил, что не ходок. Рюкзак на гвоздь и домой.

Когда ставили лагерь встретили первого человека за последние 10 дней. Рыбак, хитро умалчивает о том, в каких местах он поймал рыбу, рассказал о последних новостях с большой земли. Франция стала чемпионом в чемпионате мира, а остальное нас и не интересовало. Удивился нашему маршруту, а также пожелал удачу, также хитро прищурившись, словно что-то да знал.

Стрекочат усачи (жужилицы) и иногда такой вертолет пролетает около глаза и садится на плечо, словно он твой старый приятель. С плеча он пикирует в котел, как истинный камикадзе, обжигая черные крылышки. Их было сотни, они лезли друг на друга, втроем-вчетвером проходя то в одну сторону, то в другую по старому бревну.

День и вечер проходят под поздравления Ани, чередующиеся песнями в треклистах. Закат придает этому месту невероятную силу, особенно в те моменты, когда костер собирает людей в один круг. Разделяем празднование дня рождения и завершения самой сложной части похода. Миг победы и ликования, сплоченности навсегда сохранится в памяти, как самый теплый вечер.

Завтра будет первая радиалка (радиальный выход) до мыса Котельниковский, встреча рассвета из палатки, а также еще один увлекательный и замечательный день. А пока доброй ночи!

12 день. За мыс Котельниковкий, открытие и горячие источники

15 июля мыс Котельниковкий 8:10 по Ирк

Вчера вечером после второго котла чая, песен и душевных разговоров, четыре энтузиаста:

– Надо встретить рассвет.

– Поймать рыбу.

– Сходить в радиалку.

– Искупаться на мысе Котельниковский.

– Тогда подъем в 4 утра.

– Уже 12 часов ночи.

– Ничего, справимся.

– Выход в 5 утра после кофе.

Ты ставишь ночью будильник, ненадолго прикрываешь глаза и вдруг понимаешь, что рассвет нечаянно пропущен. Время 4:45 утра, быстро накидываешь куртку, толкая сонного товарища, мысленно ругаясь на технику, выглядываешь из палатки, где… такие же авантюристы выбегают на пляж встречать остатки рассвета.

В общем, вечерние посиделки прошли на «ура!»

Поток солнечного света пронзает пелену облаков и проскальзывает по воде, словно прожектор. Светает невероятно быстро. Ладно, два утра есть в запасе, чтобы насладиться восходом солнца.

Всё же утро на Байкале – фантастика! Это уникальная возможность почувствовать силу и покой нетронутых мест.

Костер, ветви негромко похрустывают, 4 человека, выпившие по кружке кофе с молоком, совершат прогулку к мысу вдоль галечного берега.

Солнце постепенно забирает ночную прохладу, согревая лучистым теплом, приходит вдохновение и хочется, как можно больше сохранить эти волшебные воспоминания июльского утра.

7 утра, мы идем по каменистой тропе вдоль Байкала. Мимо проносятся ранние катера с рыбаками в рыжих жилетах. Встречаем старого знакомого, который идет на рыбалку, как и наш товарищ.

Вода лениво омывает гальку, солнце освещает долины, вдалеке пролетают чайки, кто знает может и Джонатан Ливингстон рядом с ними. Приятно идти по дикому пляжу мимо вековых сосен, любуясь горами, постепенно выглядывающих из облачных одеял. Самые закаленные купаются в Байкале. Вода необыкновенно бодрящая!

Мы оставляем Аню с Лёшей и отправляемся к долине реки Кунерма, чтобы наловить рыбы, которыми славится данное место. Под ногами хрустит галька, идешь не спеша, впитывая каждый лучик энергии.

По пути встречаются рыбацкие домики, в которых не смотря на бардак, веет уютом и теплом. Всегда поражали люди, которые строят дома в столь отдаленных от цивилизации местах.

Берег усыпан рыболовными сетями и белыми костями давно умерших животных. Дойдя до безымянного мыса, рыбак остается рыбачить, имея одну блесну, а походник идет разведывать вершину, которая так полюбилась глазу.

Сережа провожал до леса и мы, немного пробравшись в чащу, находим небольшое кладбище, состоящие из 5–7 могил. Покосившиеся кресты, затертые временем имена, проржавевшие памятью ограды. Самая молодая могила 1935–1939 года. Заброшенное и сокрытое место еще довоенных лет, находящееся под защитой лесного царства.

Недалеко от стоянки, где ночевали, можно было встретить треугольники, маркирующую тропу, начинающуюся от базы «Мыс Котельниковский». Пройдя вдоль берега, можно снова наткнуться на эту маркировку, ведущей к безымянному мысу и каменному городу, поросшим лесом.

Аня отдала свой свисток для подстраховки, поэтому чувство тревоги немного ушло. На подъеме на некоторых камнях можно встретить растения, напоминающие кактусы в цветочных магазинах. Круглые и конусообразные, вытянутые и продолговатые цветы-ежики, требующие мало воды, оживляют каменные плиты, придавая свой шарм и краску.

Ветер развивает короткие волосы, уверенным шагом первооткрывателя иду к тому месту, где виден бескрайний Байкал. Словно небо упало на землю, стало одним целым.

– Вот он, вкус свободы! – Раскидываешь руки и кричишь, придаваясь всему спектру эмоций. Лес, озера, животный мир – все как на ладони. Вся наша жизнь в наших руках. Вся твоя жизнь – это твое течение, твой выбор и твоя свобода!

Ты сидишь на вершине, открывая для себя новые горизонты, забывая про иллюзии проблем повседневности, осознаешь, вот оно! То, что делает тебя счастливым. Страсть к путешествиям, сквозь испытания и преграды, преодоления собственных страхов, поиску и открытия целого необъятного мира!

Мне не хотелось покидать это место, но каменный город манил своей таинственностью. Я спустилась пониже, наткнувшись на свежие следы зверя. Одна, в дикой чаще, на душе пробежал холодок. Внутренний голос сказал: «Не ходи, там опасно». Державшись тропы, спустилась к берегу, где Сережа с грустью рассматривал порвавшуюся блесну.

– Слушай, я хочу показать тебе одно интересное место, но мне страшно туда одной идти. Пойдем же? Там такая потрясающая панорама и каменный город!

– А почему страшно?

– Да следы видела.

– Ну идем, вряд ли тут медведи.

Снова по тропе, только теперь держим путь в правую сторону. Взбираемся по каменным плитам лесного города, чем-то напоминающие Чертово Городище в окрестностях Екатеринбурга, только большего в десятки раз. Дома представляют каменные плиты, наслоенные природой-создательницей друг на друга, образующие небоскребы от 3 до 10 метров. Лазить по ним сплошное удовольствие и чем дальше цепляешься, тем более грандиозный вид открывается с высоты. Мы долго сидели бы на застывших изваяниях, если бы не время, которое начинало поджимать.

– Давай я тебе покажу панораму, опоздаем немного, но зато будет потом, что вспомнить.

На поляне мыса колышутся желтые тюльпаны, облака скользят по небу, вы смотрите на берег и провожаете воспоминания, связанные с дождливыми переходами. Ведь никто не знает, вернетесь ли вы в это место снова, кроме вас самих.

Слышим голоса товарищей, пора спускаться, как же не хочется прощаться, но пора в обратный путь. Эта радиалка сохранилась навсегда в воспоминаниях, как самое удивительное и невероятное место на карте без названия. Наверное, из-за нее я вернусь на Байкал еще много-много раз!

Как потом расскажет Сережа, следы были все-таки медвежьи, просто постарался не пугать лишний раз. После обеда Леша с Аней пошли на базу “Мыс Котельниковский”, чтобы договориться насчет катера. Катер отвезет до села Байкальского, где пройдет наша крайняя ночь. Пока же встретили еще одного рыбака, идущего со стороны базы.

– А вы знали, что медведь здесь недавно хозяйничал? В зимовье этой ночью он подрал подушки и перевернул все верх дном.

– Неужели? Видишь, Олег, предчувствие меня не подвело!

– Медведей здесь много и это большая удача, что вы их не встретили за вашу автономку. Ну или пока не встретили.

Повисло неловкое молчание, которое разрядили вернувшиеся Аня с Лешей. После обеда они предложили взять котелок и отправиться на горячие источники. Котельниковские источники считаются самыми горячими и сильными на озере. Термальная вода также отличается уникальным составом с высоким содержанием фтора и кремния.

Леша остался в лагере, а мы, взяв мыльно-рыльное, отправились купаться. Сами источники представляют небольшие лужи-кратеры, которые прогревают “грифоны” - струи воды, выходящие из-под земли. Котелок понадобился, чтобы вычерпать тину. И когда шесть домовенков Кузь пришли в эти лужи, то местные туристы выпучили глаза от удивления. Как так, лужу с тиной променять на бассейн с очищенной водой? Ну, дикари!

Мы не растерялись и решили подшутить над следующей группой зевак, которая косо и любопытно смотрела на домовят. Взяли кружки, зачерпнули воды и сделали вид, что выпили. Мир этих людей перевернулся, мы засмеялись и продолжили дальше наши курортные процедуры.

Дикари обыкновенные, 6 единиц

Источники залечили раны, накопившиеся за поход, а также смыли частично загар, которые успел немного накопиться. Было забавно, как дети, побросаться тиной, подурачиться немного, прежде чем вернуться в городскую жизнь.

Сегодня экватор путешествия и окончание активной части похода. Вечером делились впечатлениями, глядели на звезды, понимая, что уже завтра-послезавтра удивительное приключение байкальцев закончится. И все же быстро время летит, и ты замечаешь насколько оно ценно в нашей жизни. Для чего же мы ходим в горы? Для поисков и открытий, для отдыха и странствий, за верными товарищами или за теплом походного костра?

13 день. Село Байкальское, прощальный вечер

16 июля крайняя ночь на Байкале 23:47 по Ирк

– Вставай, как ты и хотела рассвет.

– Время четыре утра же… Там есть облака немного?

– Нет, абсолютно безоблачно.

– Спим дальше.

– Э…, эй!

– Это неинтересный восход. С облаками он более красивый. – Утро может начаться, когда тебя чуть не задушат спальником после будильника в 3:45, который ты проспишь, а сосед нет.

После завтрака поделились на две группы, чтобы всем поместиться в катере до Байкальского. По изначальному плану, Леша, Сережа и я стартовали в 11, ибо три места было, а вторая группа отходила в два часа. Нас провожала Аня, остающаяся за главную в отсутствие Леши. В результате, из-за наплыва туристов, руководство базы предложило отправить группу одним рейсом в два часа дня.

Аня отправилась в лагерь, а мы достали вкусняшки и решили скоротать время чаепитием. А дальше, как в необыкновенных историях: закипает кружка на горелке, лежат в термальной луже Леша и Сережа, несу им чай, как над нами пролетает вертолет! Да не просто пролетает на соседнюю гору Черского, а садится в пару метрах на вертолетную парковку. От увиденного, чуть кружки не выпали из рук. Кружит винт, выходит личность в черных очках, и черная стрекоза взмывает в небо, отправляясь за горизонт.

Удивились немного, продолжили снова чай с сушками пить, но не тут-то было! Рядом начал швартоваться корабль, где под музыку происходили все приготовления для высадки. Десятки матросов в белых рубашках суетились на судне, словно в железном муравейнике.

– Да я столько техники за раз, кроме как на параде в жизни не видел!

С интересом наблюдаем, что произойдет дальше. С корабля отправляется лодка, нагруженная учеными. Знакомимся, приглашаем их в нашу гостеприимную лужу. Как рассказывает профессор, у них экспедиция по Байкалу на 10 дней с изучением местной флоры и ее влияния. Сама экспедиция от университета и спонсируется государством. Также среди этой группы был чешский ученый, которому профессор объяснял на английском, что здесь происходит.

Сидим с ним в луже, подходит оставшаяся часть группы и теперь вместе коротаем время.

– Как думаете, что это за тина?

– Хм… - Задумывается, сам человек с юмором. - Я думаю, что это тина болотная! Но сейчас уточню. Думаю Лена точно знает. - Кричит девушке из его экспедиции. - Лен, ты как думаешь, что это за растение?

– Хм, думаю, это тина болотная

– Действительно!

Незаметно шутим над девочкой с бабушкой, которые слишком удивленно смотрели на жителей болотного гейзера. Снова зачерпываем воду и делаем вид, что пьем. Бабушка перекрестилась, закрыла девочке глаза, которые, наверное, даже сквозь ладонь оставались слишком удивленными.

Желаем друг другу успешной дороги и вот мы уже едем на катере до Байкальского. Один час на катере и ты оказываешься в том месте, куда “Байкальским парусом” ходили пять лет назад. Говорят, что первыми русскими поселенцами стали пассажиры корабля, выжившие при кораблекрушении у этих берегов. Еще в те времена местность была заселена кочевыми бурятами и эвенками. В начале ХХ века улус и село срослись да так, что избы стояли рядом с юртами. Даже сейчас на бескрайних долинах можно увидеть старинные загоны и лошадей, которых выгуливают местные конюхи.

Мы ставим лагерь на берегу, облюбованный местными. Сегодня выходной и многие семьи проводят шумный уик-энд прежде, чем снова вернуться на работу. Для 4 товарищей из нашей группы завтра поезд отправится обратно в Екатеринбург. Поэтому, забрав оставшиеся на первой стоянке вещи Сережи, наша группа устроила прощальный ужин с гречкой и мороженым.

– Честно сказать, я рад, что все дошли и возвращаются домой целыми и невредимыми. Для кого-то поход такой сложности стал первым открытием, для кого-то он образовал почву для новых мыслей и идей. Поэтому поздравляю вас, ребята со сдачей второй категории сложности!

И вот ты держишь в руках заветную справку о прохождении, значок туриста и значок Спутника. И спросите, ради этого ты шла сквозь дожди и тащила 24 кг на спине? Посмеюсь и скажу, что шла я для того, потому что люблю всем сердцем и душой природу нашей родины, а ради этой любви можно проходить сквозь полчища стланика, по скользкому куруму, идти в вечно-мокрых треках, сквозь облака навстречу путешествию. И ради той красоты, которую увижу не на экране монитора, ради людей, с которой разделяешь эту невероятную авантюру, ради преодоления себя и понимания ценности жизни - я хожу в горы! Потому что люблю их всем сердцем!

14 день. Рассвет с лошадьми, Слюдянские озера, возвращение в город

17 июля Северобайкальск 23:47 по Ирк

Резко вскакиваю и выхожу из палатки, стараясь при этом никого не разбудить. Уезжает машина, чья громкая музыка играла на всю округу, под гогот и алкоголь. Даже это не способно разрушить тишину, которую создают волны Байкала. Начинается восход.

Я брожу по берегу, собирая мусор, чтобы сжечь его в костре, оставленном отдыхайками. Хотя бы камнями огонь огородили и на том спасибо. Медленно скользят по небо перистые облака, постепенно приобретающие оттенки красного зарева. Фантастика, невероятная фантастика…

Сажусь у костра и слышу, как недалеко пасутся лошади, задорно звеня колокольчиками. Небольшая стая постепенно подходит к берегу, составляя компанию. Белые, черные и бурые скакуны качают головами, словно приветствуют начало нового дня.

– Эх, Байкал… Вроде 5 лет назад мы с тобой познакомились на Слюдянских Озерах и так хочется рассказать, как многое изменилось. Я встретила потрясающих друзей и товарищей, с которыми и огонь, и воду можно пройти, у меня классная семья и невероятная увлекательная жизнь. Многое изменилось, даже не окончание университета, а изменилась жизнь и мы сами – люди. Пришлось потерять, чтобы обрести нечто большее. В Забайкалье под одним небом, ходят люди, которые мне дороги, куда я отправляюсь через два дня. Старик Байкал, приглядывай за мной, как и раньше, мы еще с тобой встретимся, еще много-много раз. До скорой встречи!

Угли костра затухают от холодного ветра. Восход окрашивает день красками солнца. Ветви деревьев тянутся к небу, чтобы впитать каждой клеточкой то долгожданное солнце. Луна уходит на покой, постепенно просыпается лагерь и собираем в крайний раз рюкзаки. Пора возвращаться.

Мы идем по Байкальскому, где уже с утра кипит жизнь в огородах. Местные собаки бегают по окрестностям, так и наровясь ухватить с утра лакомый кусочек. На остановке ждем машины, которые подкинут до Северобайкальска. В мусорку внезапно полетели последние кроссовки и одежда, с звонким грохотом ударившись о стенки бака.

– Стас, ты чего творишь? – У него в рюкзаке остался лишь спальник и документы. Удивительное похудение рюкзака в походе с 31 до 5 кг. Стас с улыбкой отвечает.

– На этом мой поход окончен. Рюкзак на гвоздь и домой.

– Радикально.

Встречаемся со старыми приятелями, которые подкидывают до Северобайкальска, попутно расспрашивая о нашем походе. Водитель решает показать одно из чудес Байкала – Слюдянские озера. Останавливаемся у дороги, где на многих деревьях повязаны ленточки. Нас встречает буддиский храм из белого камня. Храм невысокий, расписанный письменами, куда часто приходят путники, чтобы попрощаться. Нахлынывают воспоминания, как мы стояли у него и точно также прощались с Байкалом. Два десятка ребят встречали новый день, прощаясь летом, вступая во взрослую жизнь. С улыбкой на душе.

Вот и окрестности Северобайкальска, сегодня поезд у Анны с Олегом, Стаса и Ани. Гремит жизнь, люди бегут на поезд, отправляясь в дальний путью Кошка лениво зевает, провожая сонным взглядом тех, кого она видит каждый день. На вокзале мы прощаемся с друг другом, обнимаясь, говоря теплые слова. Никто не знает, встретимся ли мы когда-нибудь снова, будем ли поддерживать связь и как изменится мир. Дороги спутников пересекаются и будут пересекаться много раз, не замечая времени!

За впечатления спасибо вам, байкальцы! До новых встреч!

Отзыв Любовь Кулясовой - участницы похода по Байкальскому хребту в июле 2018 года